Свежие новости Днепра и Украины


Информационный портал города Днепр

Главврач больницы им. Мечникова Сергей Рыженко: «Медицина должна быть похожа на большой супермаркет»

Июль 09
14:04 2014

10441262_1500547926848010_2346481767085389141_n

Почему больница переполнена? Почему не хватает лекарств? Где брать врачей на зарплату в полторы тысячи гривен? Что делать с медреформой?

Последние три года областную больницу возглавляет Сергей Анатольевич Рыженко. Разговор с ним получился честным и откровенным.

— Сергей Анатольевич, вы возглавили медицинское учреждение с большой и славной историей в достаточно трудное и для больницы, и для всех нас время реформ, экономического кризиса, политических проблем…

— Да, времена сложные. Но мы сделали главное – не просто сохранили, но и приумножаем традиции нашей клиники. Наша, образно говоря, визитная карточка заключается в том, что каждый врач больницы не просто знает, но душой проникся пониманием того, что каждый из нас занимается самым важным в жизни делом – спасает людей. Сегодня в год мы делаем около 17 тысяч операций, через стационар, объединяющий 40 отделений, проходят около 40 тысяч жителей области. А поликлиника принимает в общей сложности 350 тысяч человек в год. На нашей базе работают 13 кафедр Медакадемии, профессора которых, обучая студентов, лечат больных. Они, по сути, являются наставниками не только на кафедре, но и в клинике.

Раньше в больнице пустовали койки, а сегодня они очень загружены, количество пациентов увеличилось на 12%. Одновременно пропорционально увеличилась нагрузка на врачей. Но мы справляемся с этой нагрузкой, не допуская снижения качества и эффективности оказываемых в стенах больницы услуг. Это закон для нашей больницы — постоянно повышать качество медицинской помощи.

— Почему так резко увеличилось количество пациентов? Они пришли к вам из других больниц?

— Во-первых, это те больные, которым ранее не могли поставить диагноз и прописать лечение. Они едут к нам, чтобы получить это лечение и консультации лучших специалистов области. И многие из западных регионов просятся к нам.

Во-вторых, это определенное следствие неправильных шагов, предпринятых в отрасли. Сегодня на уровне городов и районов нет хорошей медицинской техники, позволяющей диагностировать заболевания, и людям, как за последней палочкой-выручалочкой, приходится ехать в нашу клинику, которая является драгоценным камнем в здравоохранении, который сумел сохранить кадровый потенциал.

Я ежедневно приезжаю на работу после 6 утра и вижу, что в столь ранее время возле дверей поликлиники стоят уже около 50-100 человек. Они приезжают из разных уголков области. Не спорю, этот факт в целом нельзя назвать положительным. Но я понимаю, что такого потока пациентов не было бы, если бы наша больница не имела специалистов и оборудования такого высокого уровня. Люди едут не просто в больницу, а именно в нашу, к нашим врачам за последней надеждой.

Конечно трудно, но мы стараемся, чтобы каждый пациент получил консультацию в тот же день. Сегодня вместо 20 человек в день (как требуют нормативы) каждый врач принимает 35-40 пациентов. И принцип один: все работают до последнего пациента. Пациента положено осматривать полчаса, и качество услуги страдать не должно.

И в стационар ежедневно поступают и выписываются 200 человек. Это огромная армия человеческих судеб. Каждый человек попадает в новые для себя условия жизни и, само собой, хочет для себя лучшего врача, лучшую палату, лучшее обслуживание…

— И вы можете каждого пациента этим обеспечить?

— Мы стараемся их этим обеспечить. И скажу искренне, что получается это не во всех случаях. Бич нашей медицины – недостаточное финансирование. Основную часть бюджетных средств мы направляем на оказание ургентной помощи по жизненным показаниям. У нас сегодня лежат десятки больных без документов, они поступают к нам, допустим, после ДТП, с черепно-мозговыми травмами и находятся в бессознательном состоянии. Медикаменты для их лечения мы приобретаем из нашего больничного фонда, в создании которого участвуют все желающие. За деньги фонда покупаем лекарства и для тех, у кого нет родственников, нет помощи от родных и близких. Вот сейчас более 50 человек из Донецкой и Луганской областей пришли на консультацию в поликлинику. Мы всячески стараемся им помочь, понимая, что люди оказались без средств к существованию. У нас проходят лечение и раненые бойцы, это 16 человек со сложнейшими диагнозами: повреждениями позвоночника, костей голени, таза, пулевыми ранениями грудной клетки… Всего через наши руки уже прошли более 50 бойцов. Везут к нам самых трудных, с незначительными ранениями отправляют в госпитали по месту событий.

Но финансирования не хватает катастрофически. Вы знаете, что лекарства в среднем подорожали на 30%, а бюджет формировался в то время, когда этих проблем не было. Вот почему все бюджетные поступления мы направляем на скорую помощь и острые операции. Если помощь в закупке лекарств могут оказать родственники, мы просим их сделать это. Положение действительно сложное.

— А как это воспринимают ваши больные? Ведь по традиции считается, что медицина у нас бесплатная…

— Ни у нас, ни у них нет выбора. То, что зависит от врача, мы делаем в полном объеме. Вот, например, были пациенты, в выздоровление которых даже мы, сделав все возможное, не верили. Но эти 16 живы и здоровы, некоторые даже выписаны, для них мы провели 12 операций, сделали 17 переливаний крови. Такое длительное лечение требует больших финансов. Хорошо, что откликнулись люди и фирмы, которые готовы материально помогать. И вот что интересно: небогатые люди всегда готовы помочь первыми, отдавая буквально последнее.

Недавний случай — пришла женщина, несколько месяцев назад пережившая ДТП. Наши врачи спасли её. Спасти ребенка, находившегося с ней во время аварии, к сожалению, не удалось. Эта женщина выстояла часовую очередь для того, чтобы передать персоналу в знак благодарности варенье из ягод с собственной дачи.

И для контраста другой пример. На днях я заработал кровную обиду от «великого» чиновника, который посчитал оскорблением предложение купить медикаменты для своего планового лечения. Наверняка этот чиновник прекрасно знает, что за бюджетные деньги больница не в состоянии обеспечить медикаментами, а тем более дорогостоящими, всех пациентов. Очень хотим, но не можем.

Да, люди разные. Но нас должно объединять доброе, человеческое отношение друг к другу. Если средств и препаратов не хватает, не нужно обижаться на врачей, не врачи в этом виноваты. Они таблетки домой в карманах не уносят, это я вам точно могу сказать.

— Оплачивает ли бюджет отдельные программы? Насколько я знаю, бюджетное финансирование идет на лечение больных, находящихся на диализе.

— Да, гемодиализ полностью оплачивается из областного бюджета. И я очень благодарен, что сегодня это финансирование осуществляется в полном объеме. Более того, в ближайшее время наше отделение диализа будет укомплектовано 21 новейшим аппаратом «искусственная почка». Применение новой методики (онлайн-фильтрация, которую умеют делать только эти аппараты) не только увеличит продолжительность жизни таких пациентов, но и значительно снизит потребность в дорогостоящем лекарственном сопровождении диализа. Кстати, и сегодня, по статистике МОЗ, наши больные на диализе живут на 4-5 лет больше, чем в других областях на тех же процедурах. Это говорит о профессиональном качестве диализной подготовки и серьезной заслуге врачей нашей больницы.

В позапрошлом году нам удалось запустить новый магнитно-резонансный томограф стоимостью около 20 миллионов гривен. Это наше лучшее приобретение за последние годы. Мы получили возможность диагностировать самые сложные патологии, чего в области сделать негде, кроме как у нас. Обслуживание аппарата стоит около миллиона в год. В этом нам помогает областной бюджет, чему я очень признателен.

— Сегодня много пишут и говорят о нехватке врачей, о том, что молодежь уже не хочет быть медиками, все с врачебными дипломами рвутся в фармацевтические фирмы, где платят реальную зарплату. А как у вас с молодыми специалистами?

— Стыдно сказать, но зарплаты, которые получают наши молодые врачи, не дают им возможности позволить себе многих элементарных вещей. Получают они в среднем полторы тысячи, а медсестры — и того меньше – тысячу. Но деньги не всегда играют первостепенное значение, молодые специалисты идут к нам, работают, профессионально растут. У нас, кстати, молодые врачи и интерны вот уже два года, как объединились в независимое молодежное врачебное движение. Провели почти 50 социальных акций. Это и осмотр социально незащищенных слоев населения (ребята выезжают на дом к инвалидам, афганцам, старикам), и привлечение доноров крови, и школа милосердия. Вместе с Красным Крестом молодежное движение больницы за прошлый год подготовило 150 волонтеров. Я их всецело поддерживаю, у этого движения есть большое будущее. Если у нас будет такая молодежь, нашей стране ничего не страшно. Они смогут достойно заменить то поколение, что уходит.

— Как вы стимулируете молодежь на эти подвиги?

— Конкретного, специально созданного стимула в целом и нет, все понимают, что сегодня тяжелое время. Да, мы в силу существующих возможностей стараемся хоть как-то помочь молодым специалистам, почти все они работаю на полторы ставки. Это очень тяжело, это вымучивает молодых докторов, отвлекая их от семьи и отдыха. Но они не теряют бодрости духа и веры в то дело, которое делают.

— Давайте признаем, что отсутствие достойной зарплаты и полноценного финансирования – благодатная почва для коррупции…

— Я никому в карман не заглядываю. Да и при наличии коллектива из двух с половиной тысяч человек сделать это невозможно в принципе. Но я жестко предупреждаю врачей: если узнаю, что кто-то из них требовал от пациента деньги, больше этот врач работать у нас не будет. Именно вымогательство у нас пресекается. И все знают мою позицию.

Если врачу пациент подарил коробку конфет, стараюсь не обращать внимания, хотя, согласно действующему законодательству, это тоже может рассматриваться как проявление коррупции. Важно, чтобы этот презент был сделан от чистого сердца, а не по требованию доктора. В противном случае – строгое наказание. Это моя позиция.

— Трудный вопрос для медика: как вы оцениваете первые результаты медицинской реформы?

— Выскажу свою личную точку зрения. Реформу нельзя разрабатывать «в целом» и «для всех». Ее необходимо конкретизировать для каждой отдельной территории, для каждого города и села. Аксиома — медицинская помощь должна быть максимально доступна населению, у нас же по итогу получилось, что масса населенных пунктов области остались без среднего медработника, без врачей, без роддомов. Жители сел и маленьких городков, оставшись без доступной квалифицированной медицинской помощи, уезжают на более цивилизованные территории, чтобы дать хотя бы детям возможность получить нормальное образование и медпомощь. И мне жаль, что из-за просчетов мы потеряли целые населенные пункты. Всем важно понять: нельзя убрать обеспечение основных жизненных потребностей человека и сохранить ему нормальный жизненный иммунитет.

— А если бы у вас была полнота власти, куда бы вы нацелили медицинскую реформу?

— Я не хочу полноты власти (улыбается. — Авт.). Но хочу, чтобы все жизненно важные для людей вопросы решались не революционным, а эволюционным путем – вдумчиво, неторопливо, с оглядкой на результат.

Мы же не думаем сегодня о том, что завтра у нас что-то заболит, верно? Мы живем настоящим. Я хочу, чтобы каждый человек был уверен в том, что завтра у него будет возможность получить образование, хорошее медобслуживание, что он может рожать детей в своем населенном пункте, а не за сотни километров, у чужого врача. Что он может иметь своего семейного врача, а если понадобится — сделать операцию, что её сделают подготовленные специалисты и сделают это хорошо. Именно такая медицина нам нужна — доступная, в качестве которой никто не будет сомневаться.

Если же реформами будут полумеры, если целостную помощь получить будет невозможно – тогда возникнет хаос. И люди очередь в нашу поликлинику будут занимать не с утра, а с вечера.

Если нам что-то не нравится, мы должны это менять, но не ломать. У нас же вышло, что те же районные больницы поломали и ничего не дали взамен. И в области сегодня, по сути, осталась только наша больница, которая пока (надеюсь, что это не произойдет и в дальнейшем) под реформу, слава Богу, не подпала.

Я считаю, что медицина будущего должна быть похожа на большой супермаркет, в который заходишь и получаешь все, что нужно. Да, это будет стоить определенных денег, часть заплатит государство, вторую часть ты сам. Но при этом ты уверен, что уж если покупаешь «товар», то, во-первых, можешь выбрать, и во-вторых — выбрать самое лучшее.

И последнее хочу сказать: работа в сфере здравоохранения сродни езде на велосипеде. Работаешь – двигаешься вперед, остановился – упал.

Беседовала Ольга Юдина

Газета ГОРОЖАНИН


Источник






Loading...

0 Комментариев

Хотите быть первым?

Еще никто не комментировал данный материал.

Написать комментарий

Комментировать

Оставляя свой комментарий, помните о том, что содержание вашего сообщения может задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной новости. Проявляйте уважение и толерантность к своим собеседникам. Пользователи которые нарушают это правило - будут заблокированы.

Ваш уровень доверия к полиции Днепропетровска:



Смотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...


Пробки в Днепропетровске

Переводчик текста

с  на


Система - онлайн переводчик текста