Свежие новости Днепра и Украины


Информационный портал города Днепр

Последние слова перед смертью – о чем они говорят?

Сентябрь 16
00:06 2018

Отрывок из книги Джулиана Барнса "Нечего бояться", посвященный традиции последних слов перед смертью, опубликовал Банди Шолтес

Дикеарх, философ-перипатетик, написал труд "О гибели людей", который, в полном соответствии с тематикой, не дожил до наших дней.

В качестве краткой версии антологии "сочинителя книг" Монтеня можно предложить сборник последних слов знаменитостей.

Гегель на смертном одре сказал: "Только один человек в мире действительно понял меня, – после чего добавил: – А в сущности, и он меня не понимал".

Эмили Дикинсон сказала: "Позвольте нам войти. Туман сгущается".

Грамматист отец Боур: "Je vas, ou je vais mourir: l'un ou l'autre se dit" (в примерном переводе: "Я умираю или сейчас умру – и то, и то верно").

Бывает, что последнее слово становится последним жестом: Моцарт изобразил губами бой литавр из своего "Реквиема", недописанная партитура которого лежала тут же, на покрывале.

Читайте также: Бути разом із предками: зустріч живих із тими, хто відійшов

Являются ли подобные моменты доказательством того, что покойник сохранил характер и был собой до конца? Или же есть в них нечто подозрительное по определению: что-то от пресс-релиза, от сообщений "Ассошиэйтед пресс", от подготовленного экспромта?

Когда мне было лет шестнадцать-семнадцать, наш учитель английского – не тот, который потом покончил жизнь самоубийством, а тот, с которым мы читали "Короля Лира" и таким образом узнали, что "на все – свой срок", – с явным удовлетворением сообщил классу, что уже придумал свои последние слова.

Он собирался сказать просто: "К черту!"

Этот учитель всегда относился ко мне скептически. "Надеюсь, Барнс, – дернул он меня как-то после неудовлетворительно отвеченного урока, – вы не один из этих прожженных циников, черт их дери". Я, сэр? Циник, сэр? Ну что вы – я верю в агнцев, и в цветение живой изгороди, и в человеческую доброту, сэр.

Но даже я посчитал это его прощальное слово весьма стильным, как, впрочем, и мой одноклассник Алекс по кличке Бриллиант.

Мы были: а) поражены остроумием; б) удивлены, что школьный учитель, жалкий, в сущности, неудачник, может обладать таким уровнем самопознания; в) полны решимости прожить свою жизнь так, чтоб она не сводилась к такому вот словесному заключению.

Надеюсь, когда Алекс лет десять спустя глотал таблетки, чтобы покончить с собой из-за женщины, он уже забыл об этом.

По странному стечению обстоятельств примерно в то же время я узнал, каков был конец нашего учителя.

После инсульта его разбил паралич, он не мог даже говорить. Время от времени его навещал друг-алкоголик, который, как и многие алкоголики, был убежден, что выпивка – она любому поможет; он тайком приносил с собой бутылку виски и заливал ее в глотку старому учителю, на что тот мог лишь пучить глаза.

Читайте также: Что больше всего отравляет человеческую жизнь

Было ли у него время на последнее слово перед тем, как его сразил инсульт, имел ли он возможность вспомнить о последнем слове, когда лежал недвижим, а внутрь ему текло бухло? Да, таким манером любой может сделаться прожженным циником.

Современная медицина, продлевая процесс умирания, по большей части покончила со знаменитыми последними словами, ведь чтобы произнести их, надо понимать, что время уже пришло. Тому, кто решил непременно уйти на определенной фразе, можно лишь посоветовать произнести ее, после чего осознанно погрузиться в схиму молчания и хранить его, пока все не кончится.

Но в знаменитых последних словах всегда было что-то героическое, а поскольку время, в котором мы живем, совсем уже не героическое, утрату этой традиции оплакивать особо не станут. Вместо этого нам следует научиться ценить последние слова пусть не такие величественные, но несущие в себе характерные черты.

Франсис Стигмюллер за несколько часов до смерти в неаполитанской больнице сказал (предположительно по-итальянски) медбрату, который поправлял его постель: "У тебя красивые руки". Достойное восхищения замечание; миросозерцание доставляло ему удовольствие, даже когда он покидал этот мир.

Последние слова А. Э. Хаусмана были обращены к доктору, который делал ему последний – и, возможно, заведомо последний – укол морфия: "Великолепно, друг мой". Кому нужна торжественная серьезность?!

Ренар в своем "Дневнике" описал смерть Тулуз-Лотрека.

Отец художника, известный своей эксцентричностью, пришел навестить сына, но вместо того, чтоб сосредоточиться на больном, тут же принялся ловить кружащих по больничной палате мух. Художник, приподнявшись в кровати, сказал: "Старый ты мудак!" – после чего откинулся и умер.

Из книги Джулиана Барнса "Нечего бояться".

Підписуйся на сторінки UAINFO у Facebook, Twitter і Telegram

Сообщить об ошибке — Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

0 Комментариев

Хотите быть первым?

Еще никто не комментировал данный материал.

Написать комментарий

Комментировать

Оставляя свой комментарий, помните о том, что содержание вашего сообщения может задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной новости. Проявляйте уважение и толерантность к своим собеседникам. Пользователи которые нарушают это правило - будут заблокированы.





ru.dhgate.com